Анализ можжевеловый куст н.а. заболоцкого

    "Стилистические исследования обыкновенно концентрируются на ограниченном количестве категорий (нарративное время, связанность рассказанных событий, тон рассказа, точки зрения и т.д.) Стилистические анализы изучают конкретные реализации этих категорий в одном или другом тексте. Встает вопрос, на что опирается наша интуиция об этих категориях? - Для меня стилистические категории должны опираться на какую-то базу, которая происходит от "природы" человеческого языка,эти категории не могут быть порожденными экстратекстуальными факторами (социальные, этнические, культурные и другие).

     И все таки какова "природа" языка? Она определяется различно, от различных лингвистических течений. Что же касается меня, я воспринимаю одну лингвистическую концепцию, порожденную Психомеханикой Гюстава Гийома." (Христо Тодоров) (1.)

 

 . Надеюсь, что позиция Христо Тодорова эксплицитно показывает, что речь идет о школе Гюстава Гийома, которая была развита такими учеными как: Гремас; Жан Руссе; Р.-М. Альберес; Жорж Пуле, Бернард Пуатье ; Красимир Манчев; Морис Туссен; Христо Тодоров и другими...

 

 

                          Я увидел во сне можжевеловый куст.

                          Я услышал вдали металлический хруст.

                          Аметистовых ягод услышал я звон.

 

                          И во сне, в тишине, мне понравился он.

                          Я почуял сквозь сон легкий запах смолы.

                          Отогнув невысокие эти стволы,

                          Я заметил во мраке древесных ветвей

                          Чуть живое подобье улыбки твоей.

                          Можжевеловый куст, можжевеловый куст,

                          Остывающий лепет изменчевых уст,

                          Легкий лепет, едва отдающий смолой,

                          Проколовший меня смертоносной иглой!

                          В золотых небесах за окошком моим

                          Облака проплывают одно за другим.

                          Облетевший мой садик безжизнен и пуст...

                          Да простит тебя бог, можжевеловый куст!

 

 

   Красота этого текста в его звучании. Однако поражает финал:

 

                          "ДА ПРОСТИТ ТЕБЯ БОГ, МОЖЖЕВЕЛОВЬІЙ КУСТ!"

 

   Весь текст построен так, что создается впечатление, что речь не идет о "можжевеловом кусте" , а об Одушевленном Обожествленном Объекте, т.к. все принципы приема обожествления тут экслицитно подчеркнуты. Однако нет самого важного - Заглавной буквы! т.е., если бы было написано с большой буквой, например :" Можжевеловый куст" (даже только один раз), то можно было бы действительно говорить о стилистическом приеме обожествления. Но этого здесь нет. Возникает вопрос: а о чем же тут речь! И ЧТО привлекает в этом тексте?

 

  Мое первое впечатление: "хрустальный" текст, не изменилось,  думаю, что это объясняется специфичным подбором лекскики с ассоциативным смысловым звучанием - "ЗВОН".

  И еще одна особенность: прием повторения.

 

   Предлагаю перейти к самому тексту:

 

      "Я увидел во сне можжевеловый куст" -

 

     эта первая строфа и есть отправная точка интеграции содержания стихотворения. Во-первых : стихотворение персональное, здесь эксплицитно присутствует лирическое "Я". (2)

Во-вторых: тут введена локативная идея типа "быть"3 (3)  - "я увидел во сне" т.е. последующее содержание всего стихотворения представляет ирреальную ситуацию т.е. это ОНИРИЧНЬІЙ  тип поэзии.

 В-третьих: содержание текста есть пост-фактум, т.к. перцептивный глагол "видеть" использован в прошедшем законченном времени. А это значит, что Читателю предлагается ассоциативный текст ощущений во сне или,своего рода, восстановление и осмысление содержания СНА.

 

     Вторая и третья строфы:

 

                "Я услышал вдали металлический хруст.

                 Аметистовых ягод услышал я звон." -

 

обе строфы интегрируются на базе трансмодальной связанности, т.е на базе перцептивных идей типа "услышать", где глагол повторяется два раза в прошедшем законченном времени. В сущности, три первых строфы представляют собой метафорическую нисходящую градацию с причинно-следственной связью. Вот как их можно представить линейно:

 

"я увидел во сне можжевеловый куст (теза) - > я услышал вдали металлический хруст (теза-следствие,вытекающее из первой тезы) - > аметистовых ягод услышал я звон"(заключетельная теза, уточняющего характера - "ЗВОН ЯГОД").

    Таким образом первые три строфы исполняют роль своеобразного введения Читателя в ситуацию, которая будет развернута в картине сна, где подчеркивается навязчивое присутствие "можжевелового куста", переданное в форме повторения.

  В тексте есть еще один тип нисходящей градации, организрующейся на базе  перцептивных и чувственных идей, вводящeй - передающeй звуковой фон СНА:

 

 

Увидел кУст - >УслЬІшал... хрУст -  > УслЬІшал  ЗВОН - > пОнравился Он - > пОчУял сквОзь сОн....-> смОлЬІ -> ОтОгнУв ...ствОлЬІ - >чУть жИвОЕ  пОдОбьЕ  УлЬІбкИ твоЕЙ - >мОжжЕвЕлОвЬІЙ  кУст - > мОжжЕлОвЬІй  кУст -> ОстЬІвающИЙ  ЛЕПЕТ  ИзмЕнчЕвЬІх Уст - >ЛЕПЕТ - >смОлОЙ - >прОкОлОвшИЙ  ИГЛОЙ  -

 

однако в этой градации есть лишь ТРИ основных слова передаюших ТРИ этапа сна : ЗВОН -> ЛЕПЕТ - >ИГЛОЙ - т.к. именно они передают начало сна = "металлический хруст"= "ЗВОН" , продолжение сна и его отдаление= "ЛЕПЕТ" , конец сна ="ПРОКОЛОВШИЙ ИГЛОЙ"тут и момент пробуждения, т.к. появляется реальная картина БЕЗ можжевельника:

 

           "В золотых небесах за окошком моим

            Облака проплывают одно за другим. / Облетевший мой садик безжизнен и пуст

 

            ДА ПРОСТИТ ТЕБЯ БОГ, МОЖЖЕВЕЛОВЬІЙ КУСТ! -

 

эта финальная фраза является результативным выражением освобождения от психического напряжения, вызванным навязчивым присутствием образа "можжевелового куста" и самый напряженный, кульминационный психологический момент во сне передан приемом "прогрессивного движения мысли" (4)=прием повторения одних и тех же слов , поставленных в непосредственной близости:

 

           "МОЖЖЕВЕЛОВЬІЙ КУСТ, МОЖЖЕВЕЛОВЬІЙ КУСТ ->

 

ДА ПРОСТИТ ТЕБЯ БОГ, МОЖЖЕВЕЛОВЬІЙ КУСТ!"

 

 

есть эксплицитная форма "языка без задержки" (5) типа:

 

                                           "(да) иди ты...."  

 

 

 

 

 

 

   Литература:

 

1. Todorov, Christo, La théorie opérative et la littérature française, FABER, 2003, p.34.

2. Todorov, Christo, Histoire de la littérature française XVIIIe - XXe s.s.Le ROMAN. La     POESIE, FABER, 1999.

3. Todorov, Christo, La théorie opérative et la littérature française, FABER, 2003, p. 278.

4. Référovskaja, Elizavéta, Essai d'histoire de la Grammaire française, cours théorique, deuxième partie, Leningrad, 1973 p.p.97 - 98

5.Тодорова, Лорина, " ...И СЕ ПОКАЙ." (Отнк. 3:19) , ФАБЕР 2004, с.90

 

 

 

 

 

 

 

Источник: http://www.velykoross.ru/blogs/all/article_643/